Суверенный — не значит независимый, или технологии за государственной пазухой

Итоги года для технологических гигантов «Яндекс» и Mail.ru

Фото: Reuters

Российский интернет во многом уникален. Сектор, долгое время развивавшийся в нетипичных для страны суровых условиях отсутствия госрегулирования, гораздо ближе подобрался к мировым стандартам, чем «старые» отрасли. Давно набивший оскомину, но не ставший от того менее показательным факт: именно Россия осталась одним из последних островков «поисковой свободы», где своя компания успешно оспаривает мировое господство Google.

Государство не то чтобы не имело к этим успехам совсем никакого отношения: наверняка «Яндексу» в его борьбе с глобальной монополией конкурента было приятно чувствовать рядом плечо российского антимонопольного регулятора. Но в общем и целом отрасль всегда развивалась на рыночных началах, достигая благодаря эффекту здоровой конкуренции все новых высот. Детство закончилось в 2008 году, когда чиновники осознали новости в интернете как фактор большой политики. В уходящем году интернет простился с юностью. «Экосистемы», пронизавшие все сферы жизни общества, постепенно привлекали все более пристальные взгляды государственного аппарата. И на этот раз какого-то стороннего триггера, которым десятилетие назад стал конфликт с Грузией, не понадобилось. История регулирования интернета разворачивалась вроде бы без спешки, но неотвратимо, и важнейшие ходы в партии заняли буквально несколько недель. Рунет становится все более суверенным — но отнюдь не в значении «независимый».

В итоге «Яндекс» новый год встретит с новой структурой корпоративного управления, согласованной в высших кабинетах власти, а у Mail.ru Group появился состоятельный партнер в лице государственного Сбербанка. Бизнес-среда и подход к регулированию технологических компаний трансформируются, практические последствия этих изменений можно будет оценить уже в 2020 году.

Инвесторы дороже золота

«Яндекс» объявил о смене структуры корпоративного управления 18 ноября. Компания в течение года на уровне совета директоров оценивала различные возможности управления структурой капитала. Изначально работа шла на фоне слухов о продаже доли в компании государственному Сбербанку и, как следствие, падения котировок компании на бирже, однако позже сконцентрировалась на обороне от резонансного законопроекта депутата Антона Горелкина.

Если раньше моду на регуляторные нормы для телекома и интернета задавала депутат Госдумы Ирина Яровая, то в уходящем году компаниям, особенно «Яндексу», пришлось соответствовать трендам «Душителя интернета» от «Единой России» (так политик сам назвал свой канал в Telegram).

Законопроект Горелкина о значимых интернет-ресурсах был внесен в Госдуму в июле, после чего не переставал обсуждаться парламентом и компаниями вплоть до его отзыва в конце ноября. Ключевое положение инициативы заключалось в намерении ограничить иностранное участие в российских компаниях до 20% голосов. Целью законопроекта должны были стать «Яндекс» и Mail.ru Group, говорил сам депутат «Интерфаксу».

Определение и критерии отбора «значимых интернет-ресурсов» остались туманными как для министерств, так, казалось бы, и для самого законотворца, а вице-премьер Максим Акимов вообще называл подобную инициативу «разрушительной» для цифровой нацпрограммы.

Акции «Яндекса», постоянно реагирующие на корпоративные, политические и регуляторные новости, подешевели на Nasdaq на рекордные 16% за полгода в результате бурного публичного обсуждения инициативы Горелкина в Госдуме.

Развязкой в этой истории стало объявление «Яндекса» о создании новой схемы корпоративного управления и — внезапно — решение Горелкина в этот же день отозвать свой законопроект. Стороны в этих событиях взаимосвязи не видят, обращая внимание, что документ в скором времени будет доработан и повторно внесен в ГД.

Попутно с этим менеджеры «Яндекса» решились рассказать о трудностях в принятии правильного решения. Оказывается, потребность в переменах возникла год назад — задолго до появления «значимых интернет-ресурсов». Всего потенциальных сценариев в судьбе компании было около десятка. Некоторые из них кажутся довольно радикальными — чего стоит вариант делистинга с Nasdaq или выпуск второй «золотой акции».

Тем не менее, главным итогом года для «Яндекса» стало решение о создании некоммерческого Фонда общественных интересов и передача ему «золотой акции» от Сбербанка, который бережно ее хранил последние десять лет, не вмешиваясь в управление компанией.

Получив «золотую акцию», фонд будет обладать гораздо более значительным функционалом, чем ее предыдущий обладатель: от одобрения сделок по консолидации 10% и более голосующих или экономических акций в одних руках до работы по заключению партнерств между «Яндексом» и правительствами других стран.

Для большего веса организация войдет в капитал российского «Яндекса», получив несущественные 0,001%, а представители фонда войдут в совет директоров интернет-компании — на первые несколько лет кандидатами на пост стали гендиректор «ВТБ Капитала» Алексей Яковицкий и глава АНО «Россия — страна возможностей» Алексей Комиссаров.

На фоне этих событий, а также объявленной программы buyback, акции «Яндекса» подорожали более чем на 10% и до сих пор продолжают рост.

Акционеры «Яндекса» проголосуют за изменение структуры корпоративного управления 20 декабря, после чего начнется процесс регистрации фонда.

Сберопортация

Mail.ru Group объявила о создании совместного предприятия со Сбербанком 19 ноября. При этом госбанк решил не останавливаться только на партнерстве, но договорился о покупке около 21% голосов интернет-холдинга. Тем самым окончательно закрыв вопрос о возможном вхождении в капитал «Яндекса» и породив новый: как будет развиваться конкуренция между компаниями интернет-сектора в изменившейся конфигурации.

Перестав считать себя традиционным игроком финансового рынка в 2017 году, в уходящем Сбербанк начал активно «пылесосить» технологический сектор. В основном действия банка оказались сугубо инвестиционными.

Сначала Сбербанк получил 46,5% в холдинге Rambler в обмен на инвестиции для погашения долгов интернет-компании и ее дальнейшего развития. Такой же пакет в Rambler сохранила A&NN Александра Мамута. В периметр сделки вошли онлайн-активы Rambler, наиболее интересными из которых Сбербанк видит для себя онлайн-кинотеатр Okko, сервис «Афиша», а также новостные ресурсы и агрегаторы. Цель Сбербанка — создать на базе Rambler Group лидера российского рынка медиа и развлечений.

Неприятной неожиданностью для всего рунета стало то, что вскоре после сделки Rambler вспомнил о событиях 15-летней давности, предъявив права на продукт бывшего сотрудника компании Игоря Сысоева, — веб-сервер Nginx, который весной купила американская F5 Networks. В этой токсичной истории Сбербанк получил прекрасную возможность выступить в роли «белого рыцаря», проведя через совет директоров Rambler решение перевести освистанный рынком процесс из уголовной в арбитражную плоскость.

Осенью Сбербанк подписал обязывающее соглашение с Mail.ru Group о создании СП в сфере доставки еды и такси. Банк выступит фактически финансовым партнером (вложит 38,5 млрд рублей — с возможностью допинвестиций до 13 млрд рублей при достижении определенных KPI), а интернет-холдинг в основном переведет в предприятие свои активы: доли в Delivery Club, «Ситимобил», YouDrive. Сбербанк и Mail.ru станут равноправными владельцами СП, целями создания которого является, в том числе, стимулирование развития цифровой экономики и смена парадигмы потребления товаров и услуг.

При этом Сбербанк решил не останавливаться на СП и договорился выкупить у Газпромбанка и госкорпорации «Ростех» косвенную долю в интернет-холдинге за 11,3 млрд рублей. Речь идет о выкупе 35-процентной доли Газпромбанка, а также 1-процентной доли «Ростеха» в компании «МФ Технологии», которая владеет 5,2% экономической доли и 58,3% голосов Mail.ru Group.

«Во многих случаях мы предпочитаем выбрать вход в индустрию не через лидера (индустрии — ИФ), а через игрока №2, №3 — потому что мы считаем, что, сделав определенные технологические улучшения и умножив на те возможности, которые у нас есть, мы сможем достигнуть лидерских позиций за существенно меньшие деньги, чем заплатив огромную премию за лидера», — говорил первый зампред правления Сбербанка Лев Хасис на Дне аналитика в декабре.

Сбербанк был одним из первых конгломератов, заявивших о построении собственной экосистемы для конечных пользователей. Воплощение задуманного нашлось в формуле с отголосками древнеримских мотивов: «хлеба» + «зрелищ» + «добраться» + «безопасность». Ее крупнейшие участники, по словам Хасиса, — «Яндекс.Маркет», Rambler, «Ситимобил» и Delivery Club.

Госбанк видит потенциал выхода на биржу в течение 3-5 лет у таких компаний своей экосистемы, как «Яндекс.Маркет», Delivery Club, «Ситимобил», «Яндекс.Деньги», Okko, Rambler, Vision Labs и Сбермаркет.

Несмотря на публичное желание Сбербанка вывести «Яндекс.Маркет» на IPO, рынок около года обсуждает слухи о возможном «разводе» финансовой организации и «Яндекса». Сначала это было связано с информацией о том, что банку не удалось стать инвестором интернет-компании, а позже — с неподтвержденными слухами о разногласиях относительно дальнейшего развития «Яндекс.Маркета».

На этом фоне Сбербанк покинул выходец из AliExpress и куратор SberX Марк Завадский, а «Яндекс.Маркет» — куратор трансграничного направления Алекс Васильев. Ближе к концу года «Яндекс» принял решение и вовсе прекратить развитие отдельного трансграничного маркетплейса Bringly.

На фоне желания Сбербанка активно расширяться в технологическом секторе (еще летом Хасис говорил, что инвестиции банка в рамках построения экосистемы в небанковский бизнес могут составить около $1 млрд в 2019 году без учета сделок с Mail.ru) правительство уже заявило о проработке возможных ограничений для крупных компаний при покупке технологических стартапов в пятом антимонопольном пакете — во избежание создания цифровых монополий.

«Надо умудриться вырастить глобальных лидеров, а это по определению крупные компании. Но так, чтобы не скупить на рынке вообще все, что там живет и шевелится. Именно поэтому работа над пятым пакетом идет тяжело. Потому что мы и крупным грандам — агрегаторам или компаниям из сферы финансовых технологий — должны дать четкий ответ, чего они могут делать, а чего нет, а с другой — должны дать ответ и стартапам. Где и когда, и по каким правилам государство будет вмешиваться. Понятно, что вмешиваться оно должно крайне осторожно», — говорил в декабре вице-премьер Максим Акимов.

IT-Многогранник

До сделок со Сбербанком Mail.ru скидывала балласт, который влиял на финансовую отчетность: в частности, компания продала контроль в киберспортивном холдинге Esforce, который приобрела меньше двух лет назад. Доля в активе досталась издателю игр Modern Pick, за счет сделки Mail.ru нарастила долю в последнем с 3% до 19%.

В октябре Mail.ru наконец закрыла сделку с «Мегафоном», РФПИ и Alibaba Group по создании СП в сфере электронной коммерции в РФ и СНГ — «AliExpress Россия». Интернет-холдинг получил в нем 15%. Вслед за созданием «AliExpress Россия» Mail.ru договорилась с давними партнерами и бывшим акционером в лице USM Алишера Усманова об СП в области электронных платежей, которое будет развивать электронный кошелек для российских пользователей. Mail.ru переведет в него «Деньги.Mail.ru» и VK Pay и станет крупнейшим акционером с долей 40%.

Головной «Яндекс» за год не был замечен в крупных сделках, однако «Яндекс.Такси» — «супернога» компании (так сервис характеризует его CEO Даниил Шулейко — ИФ) — летом заключило, вероятно, одно из крупнейших соглашений в 2019 году на рынке такси о покупке группы «Везет», популярной в регионах.

Сейчас компания ждет решения ФАС по этой сделке. Изначально планировалось выкупить софт и колл-центры «Везёт», но в дедлайн по решению ФАС «Яндекс» неожиданно переподал свое заявление, сославшись на изменения в структуре сделки с «Везет». Теперь в нее внесены новые объекты собственности — в частности, сервис заказа грузоперевозок.

Таким образом, «Яндекс» в привычной манере сделал ставку на технологии, Mail.ru — на крупного инвестора. Вопрос времени лишь в том, как компании будут пользоваться имеющимися благами в гонке за лидерство на рынке.

Интернет застолбился на бирже

Единственной российской компанией, которая довела до конца IPO за последние два года, оказался рекрутинговый сервис HeadHunter. В День Победы, 9 мая, акции компании были размещены на американской бирже Nasdaq. Акционеры сервиса — Elbrus Capital и Goldman Sachs — получили $220,1 млн, а весь HH был оценен в $675 млн. С момента размещения акций на бирже капитализация HH выросла в 1,5 раза.

Новые надежды рынка продолжает подпитывать российский технологический сектор — уже в лице «Яндекс.Такси», возможное IPO которого начали обсуждать сразу после того, как «Яндекса и Uber создали СП в России, Азербайджане, Армении, Белоруссии, Грузии и Казахстане.

Прошедшие весной IPO американских гигантов Uber и Lyft кажутся пока не очень удачными для инвесторов: с момента размещения компании потеряли значительную часть капитализации (стоимость Lyft упала с $24,3 млрд до $14 млрд, Uber — с $82 млрд до $51 млрд). Стоит отметить, что американские компании при выходе на IPO были убыточными, в то время как «Яндекс.Такси» прибылен два квартала подряд.

Временной горизонт размещения «Яндекс.Такси» на бирже публично назывался всего однажды: еще в конце 2017 года финансовый и операционный директор «Яндекса» Грег Абовский сообщал, что IPO может состояться в первой половине 2019 года в США. После этого компания не раз подтверждала интерес к проведению IPO. В начале 2019 года Абовский сообщал «Интерфаксу», что «Яндекс» по-прежнему сохраняет эти планы, но в настоящее время «Яндекс.Такси» достаточно хорошо капитализирован и не нуждается в финансировании.

Сейчас руководство «Яндекс.Такси» никак не комментирует ситуацию с IPO сервиса, что только подогревает слухи о скором размещении.

Так, Bloomberg сообщал о том, что «Яндекс.Такси» ведет переговоры о привлечении к сделке Morgan Stanley и Goldman Sachs, которые в свое время организовали первичное размещение «большого» «Яндекса» на Nasdaq. По данным агентства, компания готовится к размещению в России и США. Оценки компании варьируются от $5 млрд до $8 млрд, диапазон зависит от структуры бизнеса (в частности, войдет ли в периметр сделки каршеринг и фудтех).

За год в сервисе изменилась структура управленцев: первый CEO Тигран Худавердян, который возглавил «Яндекс.Такси» в момент выделения сервиса в отдельное юрлицо, ушел на повышение в головной «Яндекс». Вместо него руководит компанией Даниил Шулейко. В уходящем году к команде сервиса в качестве финдиректора присоединился Евгений Сендеров, участвовавший в выводе на биржу таких компаний, как EPAM Systems, Luxoft и «Лента», а в августе — бывший техдиректор «ВКонтакте» Александр Константинов, занявший аналогичную должность в фудтех-направлении «Яндекс.Такси».

Помимо сделки с «Везет», которую инвестиционный менеджер «Открытия брокер» Тимур Нигматуллин охарактеризовал как «дорогу к IPO», сервис сосредоточился на создании продуктов с нуля. Одним из кейсов стала «Яндекс.Лавка» — сервис по заказу продуктов в приложении «Яндекс.Еда». За полгода — с момента тестового запуска в районе штаб-квартиры «Яндекса» в Хамовниках — сервис вырос до 32 точек в различных районах Москвы. В 2020 году сеть «Лавки» вырастет в 10 раз, это будет обеспечено выходом в Санкт-Петербург и более плотным покрытием Москвы, рассказал «Интерфаксу» представитель «Яндекс.Такси».

Источник

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *